Наблюдения за окружающим миром (ejhle) wrote,
Наблюдения за окружающим миром
ejhle

«Чрезвычайное положение может вводить только своя власть либо страшная» (ВВП)

Интервью Павловского всегда оставляют у меня странное ощущение. Будто речь он ведет о понятных предметах, однако с использованием некоего специфического понятийного аппарата. Все встает на свои места после его оговорки,  что он занимался в свое время дизайном. Когда, каким?  Ну да ладно, не важно.

Несколько откровений  от Павловского об использовании на закате ельцинской эпохи политтехнологии "преемник", весьма актуальной и поныне.


"Я твердил свою вечную мантру — нужна реорганизация власти, для чего президенту следует ввести чрезвычайное положение. В те годы унизительной слабости я напирал на силу как панацею в любом вопросе. Но Путин вдруг возразил: «Чрезвычайное положение может вводить только своя власть либо страшная».

...мы в Кремле говорили не о «преемнике», а об укреплении власти. Власть, власть и еще раз власть! «Преемник» был синонимом этого понятия, заместившего нам идею государства и картину страны. Сдвиг от образа страны к образу власти уже носился в атмосфере...  дебаты сводятся к одному вопросу — как технично создать неуязвимую власть и как ее удержать?

Одновременно мы искали «клей» для прокремлевской коалиции на будущих выборах. Я видел ее коалицией реванша проигравших. Имея в виду группы, наиболее пострадавшие от реформ 1990-х и разрушения советских институтов, — врачей и учителей (бюджетников), армию, ФСБ, ученых, пенсионеров, домохозяек. Проигравшим надо было дать верный шанс государственного реванша, а не просто смазливого кандидата.

Пресса и элиты до конца верили в догму, что Ельцин вцепился в Кремль и пойдет на любой способ остаться у власти. Формула «Ельцин цепляется за власть» с 1996 года стала догмой. И однажды я увидел в этой иллюзии ценный ресурс маскировки «преемника». Пока ум противника затуманен фантазиями о твоих планах, его слепота — твой потенциал. Якобы «цепляющийся за власть» Ельцин может ошеломить тем, что сам от власти откажется!

Мы были в отчаянном положении и, перебирая конституционные резервы президентства, искали технические приемы.  Тогда возникла идея обернуть сюжет в зеркально противоположный. Предрассудок о планах Ельцина пожизненно остаться в Кремле (ФЭП называл его черным мифом о Ельцине) применить для маскировки стратегии кандидата власти. Еще в 1970-е, работая в дизайне, я усвоил правило: что нельзя спрятать, надо ярче подчеркнуть. Спрячем главную тайну преемника, а именно его окончательность, у всех на виду, как я прятал самиздат в пришитом к ковру кармане!

Ельцин нехотя предоставляет Примакову обширный коридор действий, какого он не давал никому со времени тандема с Гайдаром в 1992 году. Так нашелся еще один элемент сценария, важное его уточнение — премьер действует в роли верховного регента. Примаков бешено набирал президентский рейтинг, быстрее Кириенко, и мы видим: наша модель работает! Одна беда — кандидат не наш. «Не нашим» он был не для меня, идейно всеядного, а для Ельцина и его близких.

Увы, наш кандидат [Путин] выглядел неблестяще, и я поначалу смотрел на него лишь как на центральную фактуру сценария. Путин не казался лучшим выбором на главную роль. Над ним и прежде подшучивали на совещаниях. Он был неловок, скрытен, то молчал, то предлагал вовсе несуразное. Первое представление его в Думе было полупровалом, и все-таки Дума его утвердила — как удобного врага, как легкую добычу для кандидата в президенты Примакова.  Но мне все это уже было безразлично. Я фанатично верил, что план сработает. Когда я в августе докладывал план в Кремле Путину — он короткий, две странички главных пунктов, — тот не сказал ничего. Тогда Волошин прямо спросил: «Ну что, не противно?» «Не противно», — ответил Путин, и мы стали работать.

Что в центре кампании будет идея государства Россия, решено было еще раньше, к концу 1990-х. Праволиберальный процесс реформ уже у Немцова преобразовался в «народный капитализм с государственным менталитетом». Образ народа здесь уже стал патерналистским.

Избиратель хотел, чтобы его кандидат ворвался во власть, но со стороны власти же — из Кремля в Кремль, но не с улицы! «Кандидатам улицы» российская улица не доверяла. Она предпочитала найти избранника своим агентом в Кремле — наподобие Штирлица из советского сериала. При проведенном весной 1999 года социологическом опросе образ Штирлица оттеснил других киногероев как идеал нового президента России.

Итак, наш «кандидат-резидент» стартовал среди иллюзий противника, будто сам он никто, а опасен Ельцин, готовый «цепляться за Кремль».
Здесь
Tags: Павловский, Путин, власть, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Маски блогеров

    Сегодня bohemicus написал многослойный, как всегда, пост о том... Вернее так - кроме прочего, о том, как мы воспринимаем/додумываем…

  • Теперь еще и Сурков

    Как уже все заметили (надеюсь), среди наших "элитариев" стремительно распространяется специфическая эпидемия. Выглядит это как внезапное,…

  • Учиться у немцев?

    В Германии я была только туристом и впечатления остались самые наилучшие. Но, конечно же, такие поездки не позволяют глубоко вникнуть в особенности…

  • Горринг

    Очередной чиновник расслабился и наболтал слишком много откровенностей в камеру. У них там набирает силу эпидемия небрежности - и это на фоне…

  • Дежавю

    Реакция нашей власти на майдан в Венесуэле как две капли воды похожа на ее реакцию в 2013/2014 на события на Украине. Поведенческий паттерн…

  • К событиям в Венесуэле

    Ничто не ново под Луною, поэтому могу смело продублировать свой пост от 2015 года. В тексте можно только заменить определение "охранители"…

  • Способность к социальной кооперации и гражданское общество

    В России, а конкретно у русских, крайне слабо развита социальная кооперация. Проявляется это по-разному и в различных ситуациях, в том числе на…

  • Вездесущая Стабильность...

    #2018

  • Пресс-конференция

    Время от времени включаю Путина. И каждый раз попадаю на: "А вы посмотрите, что в Штатах творится!", "А в Штатах вон вообще..!."…

promo ejhle march 23, 2017 18:57 16
Buy for 30 tokens
Доля россиян, которые говорят, что не против или даже за монархию находится на уровне четверти опрошенных: в 2006 г. – 22% , а в 2017 г. – 28%. Как показывают данные ежедневного опроса «ВЦИОМ-Спутник», категорически против существования монархической формы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments